Статьи
5 апреля 2011 года

После развала СССР спрос на гармони заметно упал. В музыкальные школы на класс баяна до сих пор стабильный недобор. Но в мире интерес к этому инструменту не угас. Тульские мастера занимаются изготовлением баяна, который будет представлен на выставке во Франкфурте. Сегодня один из них - Джамал Тураджов в гостях у нашей редакции.

- Мы работаем над двумя инструментами: один отправится в Петропавловскую ассамблею, а второй - на мировую музыкальную выставку во Франкфурт.

- Какие чувства испытываете, готовя инструмент для европейской выставки?

- Лет двадцать назад был интерес и восторг. Но сейчас это всё настолько обыденно, что ничего кроме ответственности не чувствуешь.
Выставка - это, конечно, престижно. Однако тульские мастера уже избалованы вниманием: многие знаменитые люди играют на наших инструментах.


Инструменты для звёзд
- С кем из знаменитостей вы общались?

- Встречался с баянистом Виктором Гридиным. На нашем баяне он аккомпанировал Людмиле Зыкиной. Вместе они создали знаменитый Государственный академический русский народный ансамбль «Россия». Гридин - автор многочисленных виртуозных сочинений для баяна.
Для хора имени Пятницкого готовили целых шесть баянов. В оркестре имени Осипова тоже играют на наших инструментах. Раньше музыканты приезжали на тульскую фабрику к конкретным мастерам и у этих конкретных мастеров заказывали инструмент.
Мы обычно сразу понимаем, что за человек к нам пришёл, лишь послушав его манеру игры. Если он громко и надрывно «ревёт» со сцены, значит и характер похожий - ему нужно покрепче инструмент делать, чтобы лишний раз не придирался.


Нежная штучка
- Что самое сложное в создании баяна?

- Баян - это не машина, не электроника. Здесь живое дерево и живой звук. При малейшем изменении температуры, влажности меняется его тональность и звучание. Несколько лет назад зимой мы везли баян в Гнесинку, чтобы показать его заказчику. Инструмент находился в грузовом отсеке. Когда мы приехали в столицу, на нём невозможно было играть: низкие температуры противопоказаны металлическим деталям. Поэтому инструмент начал издавать звуки, лишь проведя час в помещении.
С баяном хора имени Пятницкого произошла другая история. После гастролей в Индонезии он перестал играть. Оказалось, из-за высокой влажности разбух резонатор. Мы его еле вытащили и заменили новым.

- Сложно ли научиться делать гармони?

- У меня было около двадцати пяти учеников. Но только один мог наравне со мной делать инструмент. В своё время я получил право работать с личным клеймом, то есть без контроля. Мне выдали особый штамп и соответствующее удостоверение. Это звание присваивали людям, которые работали хорошо и не имели никаких нареканий. Сейчас как таковое оно не действует, но моей работе по-прежнему доверяют.


Самородок
- У вас на стене висят две старые фотографии...

- На одной из них - конструктор нашего знаменитого баяна «Мир». На втором фото - Виктор Овсянкин, великий слесарь-инструментальщик и прекрасный наладчик. По способности и значению для производства равный, пожалуй, Михаилу Калашникову. Мастер с большой буквы. Самородок. Столько он станков, приспособлений и оборудования сам придумал и довёл до ума. Делал всё так, как надо. То, чего сейчас не добьёшься. Он настолько был предан своему делу, что работал в холодных цехах, на морозе, до последнего... На пенсию так и не вышел: не успел.

- Как ваша супруга относится к тому, что вы посвящаете всего себя работе?

- Думаю, нормально. Даже, наверное, гордится. И ещё терпит. Особенно много терпела, когда не было зарплаты.

- Что вы можете посоветовать молодым мастерам?

- Я делаю музыкальные инструменты уже более тридцати лет. И понял одно: мастерству нет предела. Мы всю жизнь учимся и до сих пор не всё знаем.


Досье

Джамал ТУРАДЖОВ приехал в Тулу из Ажербайджана, где работал в мастерской, изготавливающей двери, журнальные столики. В Туле стал мастером по созданию музыкальных инструментов. В Туле встретил любимую женщину. Они вместе двадцать три года.

— Алина НАДЕЖДИНА, АиФ

все статьи | архив статей