Статьи
4 марта 2011 года

«В час дня имеет быть концерт крестьян-великороссов, специально выписанных из Воронежской, Рязанской и др. губерний. В программе: 1) Хоровые песни с сопровождением старинных инструментов — гуслей, жалеек, лиры. 2) Былины и исторические песни. 3) Причитания плакальщиц...»

 

Сегодняшние афиши Хора имени Пятницкого выглядят иначе, хотя суть не претерпела коренных изменений. Пусть самородки из более чем 30 регионов России и не принадлежат больше к крестьянскому сословию, это не должно помешать им в течение двух часов раскрыть тему «подлинно русской народной песни».

Это означает, что наряду с вековечными хитами вроде «Степь да степь кругом» и «То не вечер» в программе фигурируют еще и песни советские, военные, современные (хор не без удовольствия исполняет хит депутата Госдумы Н. Расторгуева «Мы вдвоем с конем»), частушки, а кроме прочего и танцы 16 регионов России. Словом, планируется в хорошем смысле помпезное двухчасовое костюмированное шоу.

Вообще-то празднование юбилея растянется: слишком уж значительна дата, чтобы отстреляться за день. Одна его часть пройдет на фестивале «Славянский базар» летом. Другая, с приемом поздравлений от 26 дружественных музыкальных коллективов,— в Зале имени Чайковского еще через неделю. Но главное мероприятие придется на 1 марта и случится в подобающем по статусу Государственном Кремлевском дворце. Не зря же афиши игриво сообщают, что такого рода события бывают раз в сто лет.

Вековой давности появление коллектива поющих лапотников под руководством сына дьячка Митрофана Пятницкого на сцене Благородного собрания, надо полагать, проходило по разряду явлений прорывных и остроактуальных. Но аграрный андерграунд довольно скоро превратился в полную свою противоположность. К штыку приравняли перо, и с тех пор экс-крестьяне стали петь только идеологически верные песни.

Юбилейное выступление прославленного хора, видевшего две мировые войны и революцию, можно рассматривать еще и как своего рода прощальный парад.

На кремлевской сцене появится все то, что мы противопоставили западной культуре. Баян марки «Тула» как ответ айпаду и модернизации, кадриль приленских ямщиков как альтернатива Lady Gaga, платок и сарафан вместо магазинов Н&М. Это даже не Россия, которую мы потеряли,— наше вестернизированное поколение никогда ею, строго говоря, и не владело. Строить и жить нам помогали какие-то другие песни. Это Россия, которой давно нет и не будет,—кажется, она и существует-то в коллективном бессознательном исключительно столетними стараниями Хора имени Пятницкого.

— Андрей Никитин, TimeOut Москва

все статьи | архив статей